Сегодня ходила слушать выступление двух бывших коллег-технарей, бельгийца и канадца, которые принимали участие в спасательных работах в пещере на севере Тайланда полтора года назад. Вкратце для тех, кто, как моя мама, не читает новостей: в июне 2018 года группа школьников со своим спортивным тренером отправилась на треккинг в пещеру Там Луанг, и в то время, когда дети находились далеко внутри, с гор сошел сель и полностью затопил вход и еще несколько километров вглубь пещеры.

Дети просидели 12 (!) дней в темноте, без еды, на маленьком островке мокрого и холодного песка, окруженного водой, и не сошли с ума только благодаря невероятным усилиям молодого тренера, который занимался с ними медитацией и пением мантр, ну и всячески ободрял, поддерживал и развлекал разговорами тоже.

Я достаточно полазила по пещерам северного Тайланда, чтобы в красках представить себе условия, в которых оказались дети. Даже в сухой сезон в этих пещерах очень сыро и душно, и уже через несколько часов, проведенных в их недрах, возникает сильное желание выйти на воздух. Так что 12 дней во тьме в нескольких километрах от входа на мокром островке - это адов адище.

Я тогда активно следила за новостями по этой теме и хорошо помню официальную версию, что детей, якобы, по-быстрому научили азам дайвинга и они послушно проплыли все 4 километра до выхода при поддержке спасателей. Звучало это, признаться, неправдоподобно для любого, кто может представить себе пещерный дайвинг с нулевой видимостью в желтой и мутной, как каша, воде, в узком петляющем проходе между камней.

Бредово, если честно, звучало, если вдуматься во все детали и принять во внимание факт, что дети не ели 12 дней и находились на грани помешательства. Так вот сегодня, наконец, я узнала, как все было на самом деле, и многое встало на свои места. Детей эвакуировали в полнолицевых масках, на чистом кислороде (максимальная глубина была 8 метров), со связанными руками и ногами и под общим кетаминовым наркозом, который нужно было подкалывать каждые пол часа прямо через гидрокостюм.

Спасатели были расставлены в воздушных пузырях по всей длинне маршрута, и каждый сопровождал ребенка по относительно небольшому отрезку пути, передавая следующему коллеге. У всех участников на предплечье был патронташ с заряженными кетамином шприцами, чтобы своевременно добавлять детям дозу.

И вот во время рассказа на экране появляется фотография: спасатель в тесной каменной кишке, по горло в мутной жиже, с фонарем на лбу, и перед ним - лежащий на воде вниз лицом ребенок в гидрокостюме со связанными сзади руками и ногами. Мне почему-то особенно врезались в память его голые розовые пятки, - такие беззащитные на фоне всего происходящего...

И вот ты напряженно смотришь, идут ли из под воды пузыри, - постоянно отслеживаешь их тоненькую струйку. Но ребенок вдруг начинает дергаться, и ты не переворачиваешь его вверх лицом, не зовешь доктора, а выхватываешь шприц с кетамином и всаживаешь его прямо через костюм в мышцу на ноге. Тело через минуту обмякает, и ты продолжаешь тащить его под водой по веревке, зажав коленями и натыкаясь на камни, думая о том, что все происходящее граничит с безумием...

Все дети были спасены и пришли в себя уже в больнице. Когда закончилась эвакуация, внезапно отказал насос, все время качавший воду из пещеры, и почти все воздушные пузыри затопило, - спасатели чудом сумели выйти, проскребаясь местами у самого потолка. За всю спасательную операцию погиб лишь один ее участник. И вот как.

Вернемся на несколько дней назад, - в то время, когда благополучный исход мероприятия не грезился даже отпетым оптимистам. День на пятый с гор к лагерю спустился вдруг старик-отшельник: седой, босой, в монашеском хитоне. Он долго бродил у входа в пещеру, благословлял спасателей, читал молитвы, что-то бормотал себе под нос.

Завязал всем участникам красные шнурочки с узелками на запястье. Потом вдруг заявил, что получил откровение свыше. В откровении говорилось, что пещера - это женщина, и дети сидят у нее в матке. И разродится она ими только тогда, когда получит себе человеческого мужа.

Спасатели похихикали, тайцы пошептались со страшными лицами, монах ушел и все забыли о нем. А через несколько дней в пещере погиб тайский морской пехотинец: все они ныряли в убогом рекреационном оборудовании, с одним баллоном и волочащимися по земле шлангами, но при этом проявляли невероятную готовность к самопожертвованию и бесстрашие, - чудо, что он был лишь единственным погибшим за эти 12 дней.

На следующий день монах появился снова и сообщил, что пещера-женщина получила мужа, приняла жертву, и сегодня дети будут найдены. Живыми. Он благословил спасателей и уселся на камень ждать. Детей и правда нашли, спустя несколько часов. О том, что было дальше, вы уже знаете.

Для полноты картины нужно добавить, что снаружи в это время гору пытался бурить Илон Маск с командой SpaceX, но наткнулся на слой непробиваемого доломита и вынужден был, спустя 25 метров, отступить. А старец-отшельник ничего не бурил, не долбил и вообще не совершал лишних телодвижений, - он сидел на камне и ждал, пока сбудется откровение.

Вот этот вот контраст двух космогоний, двух архетипических носителей Знания кажется мне почему-то ключевым во всей этой истории. Равно как и роль тренера, которую сумел бы достойно сыграть далеко не каждый.

У меня бы лучше получилось мотать веревки в мутной воде, - это я гораздо лучше умею, чем 12 дней удерживать детей от безумия и истерики в ожидании смерти. И слава Богу, что все закончилось хорошо. Очень впечатлил меня этот рассказ, теперь буду много об этом думать. И спасибо, Дахаб, - опять ты принес к моему берегу удивительных людей...