Воротилы преступного мира испокон веков знают мудрую истину: совершать преступления, которые они считают самой, что ни на есть крутой работой, лучше всего в большом промышленном городе, не чурающемся развитого торгового бизнеса. В бандитском сленге давно и прочно прижились термины «босяки» и «бродяги», имеющие под собой твердую почву. Маргинальные короли, вечно кочующие по миру, предпочитают «ложиться на грунт» на уютных «хазах» и «малинах» в теплых краях: тут никогда не замерзнешь и кормушка всегда под теплым боком. Так само собой и получилось, что еще в 19 веке миловидному южному городу Ростов-на-Дону, ставшему к этому времени пристанищем для армии предприимчивых купцов, была уготована участь, получить почетный в криминальном царстве статус - «Ростов-папа». Места в Ростове-на-Дону и его окрестностях на хлеб и соль знатные, климат мягкий, так что «фраеров ушастых» лопатить» здесь сам Бог велел. На улицах города, почти как в неведомом, но очень заманчивом Париже, всегда можно встретить красоток невиданных, слава о волшебной прелести донских чаровниц давно отправилась за границы поселения. Да и ресторанами, да трактирами Ростов-на-Дону всегда был славен, что уж там говорить о блюдах сытных, да напитках жгучих и горячительных. Удобные во всех отношениях предпосылки привели к тому, что провинциальный южный городок превратился в единую сладкую «малину», как для местных криминальных талантов, так и для бойких заезжих гастролеров. В конце 20 века, подхватив эстафету громкой «кликухи», спецы от туристической индустрии, мигом организовали экскурсии по злачным местам Ростова-на-Дону с акцентами на живописных уголках города, еще помнящих разгул 60-90 х годов с нотками пороха и звона золотых монет. Ярлык «Ростов-папа» перекочевал на майки и кружки, подарил названия ресторанам и кафе, вдохновил поваров на создание блюд под маркой: привет от Ростова-папы. Кружка Ростов Папа В 21 веке путешествовать по югу с полным отсутствием беспокойства за свою жизнь и кошелек можно с полным основанием. Плеяда знаменитых «воров в законе» сферы влияния давно разделила и теперь послушные вассалы «рамсы не путают», с мирным населением обходятся чинно и почти благородно. Криминальные разборки место, конечно, имеют, только вот характер нарушений закона все больше сдвигается в сторону интерактивных преступлений. Сидит себе в роскошном доме облаченный криминальной властью мафиози, раздавая задания отряду опытных хакеров, а золотые запасы сами собой в оффшоры и на зарубежные счета плавной рекой перетекают. Памятуя о священной презумпции невиновности мы «наезжать» на умелых людишек от бизнеса не будем, пословица «не пойман – не вор» во все времена имеет право на существование. Не стоит огорчаться и по тому поводу, что туристам уже не придется оказаться в водовороте криминальных событий и воочию поглазеть на тех, кто друг на друга «батон крошит». Учитывая погружение в детективную лирику, которое путешественники совершают ныне на страницах книг и на экране телевизоров: быть ненужным свидетелем чужого преступного бесчинства – дело опасное. Тюремная романтика и расплата за содеянные преступления – кара жесткая и совсем не такая привлекательная, как кажется любителям пикантных приключений. Дабы совсем не сложилось впечатление у пользователей, что стал Ростов-на-Дону городом паинькой и олицетворением спокойствия, мы проведем сейчас экскурсию по тем местам, где, то и дело острые моменты между расшалившимися гражданами и по сей день случаются. Криминальный и авторитетный «жених» красавицы невесты – Одессы-мамы поначалу имел другой громкий титул «Русский Чикаго», полученный совсем не за уголовный гений местной братвы. Близнецом американского города Ростов-на-Дону посчитали из-за того факта, что в южной столице вершились судьбы крупных финансовых потоков, текущих с севера на юг и в обратном направлении. Оба города даже по своему строению были разительно похожи друг на друга: центральные проспекты с ручейками растекающихся по округе мелких улочек и проулков. Горячее сердце Ростова-на-Дону билось в унисон с легендарным Чикаго в эпицентре вокруг ключевой улицы населенного пункта - Садовая, переименованной в советские времена в улицу Энгельса. Улица Энгельса в Ростове Вблизи значимой артерии города по сей день концентрируются фешенебельные магазины, ювелирные салоны, продуктовые универсамы и роскошные рестораны, возле коих так много заманчивых возможностей поживиться за чужой счет. Отдыхая в Ростове-на-Дону, будет нелишним придерживаться ряда нехитрых правил:
  • на стыке юга и севера в рамках города мирно уживаются люди 106 национальностей, не стоит обращать внимание на непривычные особенности их одежды или проявление национальных традиций в поведении, любопытные взоры и тем более нетактичное обсуждение увиденного вслух до добра не доведет;
  • отправляюсь на вечернюю прогулку или вечеринку следует отказаться от демонстрации окружающим коллекции ювелирных украшений, часов и дорогостоящих аксессуаров, если вам придется добираться к месту размещения в отеле без охраны или сопровождающих лиц;
  • не лучшим вариантом станет и бесшабашное обращение с кошельком, наполненным внушительным «прессом» денег, будить аппетит у сомнительных персон по этому поводу – все равно, что дразнит куском аппетитно пахнущей колбасы голодного пса;
  • с осторожностью надо отнестись и к навязчивым знакомствам инициативных барышень, внезапно воспылавших любовным интересом к вашей скромной персоне возле барной стойки или в холле гостиницы. Утолить голод по женской ласке ростовчане и гости города отправляются на улицу Красноармейская, но это всего лишь байки, как утверждает местная полиция и мы ей, безусловно, безоговорочно верим.
Особенным колоритом и каскадом южных товаров, среди которых бьют все рекорды по вкусу и спелости местные фрукты и овощи, отличается старейший Центральный рынок Ростова-на-Дону. [caption id="attachment_26908" align="aligncenter" width="624"]Центральный рынок Ростова-на-Дону Центральный рынок Ростова-на-Дону[/caption] Бездомные бродяжки отправляются к манящим развалам с утра пораньше и пока следуют вдоль рядов, успевают плотно позавтракать. Соперничать с ними в ловкости, даже не стоит пробовать, лучше покрепче взять в руку кошелек, убрать подальше электронные гаджеты и телефоны и не зевать по сторонам, как бы зазывно не призывали торговки попробовать вкусное великолепие. С колокольней на Соборной площади возле старого рынка связана и одна криминальная легенда из прошлого. Некогда по Старому базару ушлые воришки пустили слух, что падает церковная колокольня. Перепуганные торговцы, побросав все товары, пустились наутек, а воровской шалман преспокойно сделал продовольственные запасы на много месяцев вперед, предусмотрительно подготовив холодильные камеры и прохладные подвалы. На улице Станиславского, протянувшейся параллельной ниточкой вдоль Центрального рынка, расположилось «блошиное» царство. По непроверенным слухам на этой стихийной вакханалии можно купить абсолютно все, только надо знать, что и у кого спрашивать. [caption id="attachment_26909" align="aligncenter" width="613"]Кафедральный Собор Ростова-на-Дону Кафедральный Собор Ростова-на-Дону[/caption] Местные жители ходят на «блошку», чтобы пополнить карманы в худое на деньги время. Перекупщики довольно экзотической внешности и с колоритным говором выручают бедолаг, скупая за бесценок старые ювелирные украшения, хрустальные изделия, предметы интерьера и даже большие громоздкие ковры. Найти на этих развалах, расположившихся прямо на асфальте у трамвайной линии можно и старинные печатные издания, носильные вещи и обувь, часто совершенно новые и почему-то не пригодившиеся бывшим хозяевам. Особенно прогулки по «богачествам» обожают местные ребятишки, игрушки и детские причиндалы в торговых рядах обязательно подарят необычные находки и открытия. Южный рынок – особенная стихия. Только что торговцы чинно показывали вам понравившийся товар и ловко торговались, как вдруг по цепочке проходит слушок: «шухер», и уже никто и ничего не продает, самому надо, поэтому, начальник, здесь и сижу себе, мирно отдыхаю. В криминальной истории южной столицы есть и череда особенно кровавых и жестоких преступлений. Окрестности Ростова-на-Дону были в 60-80-е годы местом проживания самого страшного серийного убийцы, педофила и даже каннибала 20 века – Андрея Чикатило. Кровожадный монстр погубил более 65 человек, лишив их жизни с особой жестокостью. Несколько десятков страшных расправ произошли в лесополосах и парках Ростова-на-Дону, которые до сих пор ростовчане предпочитают обходить стороной, а попав на территорию, некоторые неистово крестятся. Криминальные авторитеты города, да и мелкая сошка таких «коллег» не то, что не жалуют, а даже настойчиво просит посадить в камеру с теми, кто сейчас отбывает срок. Что касается самих жителей города, то во время пребывания Чикатило в стенах ростовской тюрьмы после ареста, было зафиксировано несколько попыток проникновения на территорию исправительного учреждения смельчаков, для уничтожения этого чудовища с ликом человека. Андрея Чикатило расстреляли в феврале 1994 года, а память сердца осталось, и по сей день ростовчане очень не любят обсуждать эту болезненную тему. В летопись особенно изощренных преступлений вошла и деятельность с 1978 по 1973 году в Ростове-на-Дону банды братьев Толстопятовых. Хроника событий тех времен легла в основу художественного фильма «Однажды в Ростове», жаль только декорациями для картины послужили вовсе не улицы Ростова-на-Дону, а пейзажи Ярославля. [caption id="attachment_26910" align="aligncenter" width="622"]Дом Маргариты Черновой Дом Маргариты Черновой[/caption] Вооруженная бандитская группировка орудовала на пике криминальной славы Ростова-папы, ловко грабила банки и всегда убирала «с глаз долой» случайно оказавшихся рядом случайных свидетелей. Оружие для разбоя бандиты изготавливали на одном из ростовских заводов, не гнушались ограблением инкассаторских машин и рядовых касс промышленных предприятий. В составе преступного сообщества значилось 11 человек, троих из которых расстреляли после поимки в 1974 году, остальные были приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Заключительную точку в криминальном прошлом Ростова-папы силовые структуры поставили в конце 90-х годов 20 столетия. Сейчас о страшных легендах обыватели чаще рассказывают друг другу на кухнях, а громкие дела вспоминают с легкой опаской и радостью, что с этим навсегда покончено. Сам термин «Ростов-папа» к городу всерьез применяют все реже, нет прецедента – нет проблем. В Ростове-на-Дону стало совершенно спокойно по ночам и долгим южным вечерам, освещенным чернильной темнотой неба и блестящими мириадами звезд, если, конечно, не искать специально приключения на свою буйную головушку.