Сегодня в половине первого ночи раздался звонок, мы уже спали. Я даже не могла понять, кто умер, где и что я должна сделать? Потом мозг включился: это звонит сын умершего, кто-то дал мой телефон. Его мать сейчас в больнице, одна, языка не знает, находится в состоянии шока.

- Сколько лет мужчине? – спрашиваю на автомате.

- Сорок шесть…

И я встала, вызвала такси и отправилась в госпиталь.

ВЧЕРА С УТРА ОН БЫЛ ЕЩЕ ЖИВ И ЕЛ СУШИ...

Три дня назад чартером в Таиланд с группой прилетела супружеская пара из Нефтекамска. Вера и Сергей. Почти всю жизнь вместе.

Это была его первая поездка в Таиланд. Плохо почувствовал себя еще в самолете:

- Застудил голову у окна, - предположил Сергей.

На второй день на встрече с отельным гидом в лобби Кози Бич он даже не высидел даже полчаса, поднялся в номер. Жена заметила, как гид так и написал в углу на их ваучере: «Болен».

В этот же день к обеду поднялась температура 39.7!!!!! Женщина позвонила своему гиду по телефону, который тот продиктовал в лобби. В ответ на жалобы больного парень на том конце провода прописал лекарства:

- Пойдите в Севен-Иллевен и купите Sara...

А на самом деле это обычный парацетамол. Тем временем мужчине становилось все хуже. На следующий день его с утра уже вырвало несколько раз, потом стало знобить, началась паника. Он очень сильно беспокоился. Уже почти бредил:

- Только не бросай меня здесь! – хватал жену за руку, словно предчувствуя смерть, что так и получится.

Со слов Веры, Сергей не пил. В номере – россыпью на столе груда лекарств. Вызвали скорую, она все не ехала, а мужчине становилось все хуже и хуже. Подключившиеся к беде соседи предложили отправиться в госпиталь на такси, но увидев машину, Сергей почему-то стал убегать, упал. Тут подоспела скорая. Жена ехала на переднем сидении с водителем, врачи были в салоне, что там происходило – неизвестно.

Я набрала телефон Веры как раз в тот момент, когда она подъехала к отелю за паспортом. Мое появление было бесценно: не появись я, таксист бы уехал, а Вера понятия не имела, в какой госпиталь ей возвращаться. Она забыла спросить название. Немудрено!

Через пять минут после ее возвращения в госпиталь, там была и я. Милые тайские девушки медсестры пояснили мне, что мы

  1. Ждем бумаги
  2. Оплачиваем счет (как я полагала за скорую)
  3. Сразу едем с этими бумагами в полицию.
  4. Утром в мэрию.

 

И вот мы у кассы с ворохом бумаг, одни во всем госпитале. Время уже два ночи. Кассир рисует мне 14 000 батов. Я возвращаюсь в приемный покой, нахожу врача, интересуюсь, что все-таки с пациентом?

- Откуда такой счет? – сама думаю про себя.

Врач в уголке объясняет на тайско-английском, что еще в машине скорой помощи у пациента произошла остановка сердца. Счет за реанимационные мероприятия. Я хоть и была потрясена, тем, что великоват счет за сломанные ребра, но культурно промолчала и вернулась к кассе. Где выяснилось, что у нас с Верой на двоих всего три тысячи батов ( из них две - мои).

ГДЕ СТРАХОВКА?

У всех пакетников страховка есть по умолчанию. Однако гарантийное письмо по звонку в страховую было отправлено в Мемориал Госпиталь. А привезли больного в Паттайя Сити больничку. Хотя по дороге врачи со скорой полис тщательно фотографировали, и Вера была уверена, что деньги не нужны.

Я- кассиру: Примите у нас этот скромный депозит, а остальные деньги мы привезем утром.

Кассир- мне: Что вы можете оставить в качестве гарантии?

Я- кассиру: У нас, как вы видите по документам, труп, который никак не покинет госпиталь – май пай.

ВНИМАНИЕ! НАЧИНАЕТСЯ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

И у нас приняли депозит. НО! Они почему-то не разрешили расписываться в документе жене, заставили это сделать именно меня. Спросив, живу ли я здесь постоянно? Затем записали на бумажку мой телефон. Едва я отошла от кассы мой аппарат затренькал. Не успела я удивиться, кто бы это мог быть в третьем часу ночи, как кассирша тыкнула себя в грудь и сказала:

- Чан чек! – дескать, проверяю, не наврала ли.

Но даже тогда я не придала этому значения. Бессонная ночь не красит ничьи мозги. Даже мои.

Несмотря на добытый с таким трудом квиток с оплаченным депозитом, в приемном покое нам так и не отдали документы из госпиталя для полиции… Сказали, что только после полной оплаты. Я задала логичный вопрос:

- Почему же, когда фаранг поехала в отель за паспортом, вы не сказали ей взять деньги?

В ответ – молчание. Все заняты своими делами.

ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ

Моя прощальная речь была не гневной, но непривычно трепетной для этого заведения. Я сказала:

- Мы не поедем домой за деньгами! Мы возвращаемся в отель спать. В 8 утра мы будем здесь, и привезем недостающие 11 тысяч батов. Вы врачи, но у вас нет сердца!

И ведя с собой на подгибающихся ногах Веру, которая осталась вдовой несколько часов назад, одна в чужой стране, мы пошли по дороге мимо главного входа. Там, где обычно дежурят охранники.

Один из троих уверенно перегородил нам дорогу и сказал:

- Вы должны вернуться и оплатить.

Мне не надо было лукавить, когда я показав рукой на Веру, сказала:

- Мы не можем, ей плохо. Умер муж здесь.

- Она пусть сядет вот на этот стульчик, а вы же хорошо себя чувствуете, идите, - секьюрити показал рукой направление.

Вера слабенько произнесла:

- Свет, я доползу…

Врачи, увидев ползущих беглянок, чтобы уж поставить жирную точку, сказали мне:

- Если вы не привезете деньги в 8 утра, то мы не отправим тело в морг. И не забывайте, у нас есть ваш телефон и подпись на депозите.

Продолжение следует. В такую финансовую переделку я еще не попадала. А Саша не знает, мирно спит дома… Что я ему скажу?

****

Снимков нет в виду крайнего волнения автора этих строк.

Диагноз, повлекший смерть, станет известен после вскрытия.

Автор: Светлана Шерстобоева